«Я не могла говорить, поэтому только мычала…»

31 Декабря 2012

Панфилова Наталья, г.Райчихинск

Было много причин, почему я начала пить. В основном – отчаяние. Мне было немногим более 20 лет тогда.

Мой папа повесился из-за белой горячки, когда мне было 11. Мама тоже пила. Потом появился отчим, у него были наклонности к педофилии, он насиловал моих сестер, а братьев бил. Брат из-за побоев теперь лечится в Усть-Ивановке, приобретенная шизофрения. Потом мужики, которые работали с отчимом, узнали, как он над нами издевается, и сбросили его зимой в карьер, там он замерз и умер. Маму лишили материнства, нас – в детдом. Там, лет в 13-14, в компании попробовала коноплю. Потом курила ее постоянно, сама варила.

После школы я окончила «фазанку» (штукатур-маляр и токарь), жила потом одна.

Как-то раз соседка позвала меня помочь мариновать. Научить меня хотела. У нее был взрослый сын. Когда я пришла, дверь за мной закрылась. Он продержал меня в рабстве 21 день. Потом я родила сына от него, мне было 20. Когда я узнала, что беременна от маньяка, то пыталась спровоцировать выкидыш. Но малыш, Максим, родился здоровым.

Спустя пару лет я стала жить с мужчиной, который освободился из тюрьмы, где сидел за убийство. Он был старше меня на 12 лет. Пил он постоянно, к нему приходили друзья, я накрывала им стол, ставила водку. Так я пристрастилась к выпивке. Мы жили с ним мирно, но он издевался над Максимом. Меня это злило, и я стала от него уходить, но он возвращал меня и снова избивал сына. Так продолжалось два года. Когда Максиму исполнилось четыре, его забрали у меня органы опеки из-за моих проблем с алкоголем и отсутствия жилья. Как оказалось, это была месть моего сожителя. В тот же период повесился мой хороший товарищ. После этих двух событий я совсем запила: «Кносс», «Яссон», самогон… Практически не ела, только пила. Дважды пыталась покончить жизнь самоубийством, лечилась в клинике. Я искала смерти, но она постоянно обходила меня стороной… Летом прошлого года у меня это практически получилось: я выпила кружку пастеризованного пива, пошла на улицу, закурила и упала. Мой мозг не выдержал. Я лежала, всё понимала. У меня текла слюна, я не могла пошевелиться, сказать что-то, я обгадилась… Мимо бегали собаки, нюхали меня… Бог спас меня тогда. Мимо проходила мать моего покойного друга, она вызвала «скорую». Врачи, увидев меня, сказали, что шансов у меня нет, я труп, я недееспособна, я могу только дышать, не хотели меня брать. Но она настояла.

Меня привезли в больницу, но не зарегистрировали, бросили в душевой, и диагноз мне поставили просто по внешнему виду. На следующий день была смена врача Николая Зубко, который оказался верующим человеком. Я толком ничего не помню, только отрывки, я была не в себе. Но помню, что он спрашивал, верю ли я в Бога. Я не могла говорить, поэтому только мычала, что «да, верю». Он рассказывал мне о реабилитационном центре.

Медицина оказалась бессильной, но Бог не оставил меня погибать, и я оказалась в том реабилитационном центре. Спустя месяц, когда я пришла в себя, я стала осознавать, где я нахожусь, и что случилось со мной. Я удивлялась тому, что есть люди, которые убирают за мной. Потому что я только лежала и ходила под себя. Я оставалась недееспособной. Однажды туда вызвали врача, чтобы меня осмотрели. После осмотра они сказали: «Готовьтесь к похоронам». Но у Господа был другой план для меня. Он спас меня не просто так, я должна принести плод для Него!

Потом в моей жизни начали происходить чудеса, я вижу в этом руку Божью. Во-первых, в моём случае требовалось интенсивное лечение, но меня даже в больницу не брали… . Частный доктор прописал мне инъекции «Магнезии». Месяца через два я уже начала двигаться. Врачи сейчас удивляются тому, что мой интеллект в порядке, не нарушен, потому что в таких случаях люди «страдают на голову».

Теперь я могу не просто ходить, говорить. Я служу в реабцентре, всю домашнюю работу я делаю сама: мою полы, посуду, стираю, готовлю, пеку хлеб. За время, что я нахожусь здесь, мои друзья уже меня похоронили, кто-то говорит, что даже видел мой труп.

Бог творит чудеса не только в моей жизни, но в жизни моей мамы. После папы все мужчины издевались над ней, кто-то бил, кто-то топором гонял, один выгнал зимой, она обморозила ноги, теперь нет пальцев на ногах. Сейчас она замужем за мужчиной, который носит её на руках. Она покаялась, правда в церковь пока не ходит.

Пять лет назад мне дали квартиру по статусу сиротства, но по глупости я чуть не потеряла её. Сейчас идет процесс восстановления документов. Уже в феврале я смогу там жить.

Оглядываясь назад, я с ужасом вспоминаю пережитое. Сейчас планирую написать книгу обо всем, что прошла. Хочу «удариться» в журналистику. Заработаю на ноутбук и буду писать. Потому что ручкой плохо пишу.

Бог изменил меня полностью. Ещё полтора года назад я думала только о самогоне. А сегодня мечтаю написать книгу!