«Спокойно ожидать смерти я больше не мог…»

16 Мая 2017

Рустам Абдуллаев, г.Иркутск

Моя жизнь ничем не отличалась от жизни других ребят, окружавших меня. Рос на улице, в 7 лет начал курить, в 11 лет попробовал алкоголь, курить коноплю. В 14 лет уже отбывал свой первый срок. В 15 лет познакомился с иглой (солутан, мак, героин). В основание моей жизни были заложены воровские «понятия» и «законы».

Последний - шестой - срок отсидки изменил всю мою жизнь. Я на зоне впервые познакомился с людьми, которые знали о Боге и рассказывали мне о Нем. Мне это не нравилось, я считал их слабыми людьми. Порой, пользуясь своим влиянием в зоне, я всячески угнетал, унижал и оскорблял их, превознося себя. Я был здоровым, имел авторитет и влияние, хорошо питался даже там, на зоне. Ничто не предвещало беды. Но однажды я проснулся утром и понял, что не могу встать. Пришла болезнь, буквально за 3 месяца с 87 кг я потерял вес до 42 кг. У меня парализовало ноги, я не мог самостоятельно передвигаться. Врачи разводили руками, не могли поставить диагноз. Кончилось тем, что меня досрочно освободили по состоянию здоровья и отправили домой умирать.

Моя мама приехала на такси и меня вынесли за ворота тюрьмы на носилках. Состояние ухудшалось, и меня экстренно госпитализировали в инфекционную больницу. Положили в палату, в которой лежали с разными заболеваниями, «приговоренные» к смерти.

Я уже не мог ни плакать, ни смеяться – у меня не было никаких эмоций, все внутри умерло. Я лежал, глядя в одну точку, и ожидал своей смерти. Но и в эту палату пришли ребята, которые снова проговорили мне: «Открой свое сердце для Иисуса. Только Он тебе сможет помочь».

Меня никто не призывал к молитве покаяния, это было сказано просто и спокойно. Но в этот раз эти слова не прошли мимо меня – что-то перевернулось во мне, я понял, что не могу так просто лежать и ждать смерти.

На следующий день мне поставили диагноз. У меня был туберкулез (новый милиарный) - это когда твои легкие становятся как губка, тысяча маленьких дырочек. Меня перевезли в больницу, где все пропахло смертью, где лежали одни бомжи и бывшие заключенные. Больничная палата была похожа на тюремную камеру, где пили, курили, варили наркотики и т.д. В душевую комнату складывали всех мертвых – им заталкивали кляп в рот, тем самым пытаясь предотвратить колоссальный выброс туберкулезной палочки. Душ был моргом, где лежали трупы, и туда же приходили больные мыться.

Рядом со мной лежали тяжелобольные ребята - днем мы с ними пили чай, а вечером их мертвых также выносили в душевую комнату.

Я понимал, что исчисление моей жизни идет на дни. И мне стало страшно. Ночью, оставшись один на один с самим собой, я, как мог, стал обращаться к Богу. Я просил Его о том, чтобы Он оставил мне жизнь, потому что моя мама не переживет похороны еще одного сына (у меня был брат-близнец, который умер), я просил Его простить меня. Не знаю, сколько это все продолжалось, - я, то ли уснул, то ли впал в забытье.

Но проснувшись утром, я понял, что со мной что-то произошло – я ощутил жизнь. С этого дня я начал прилагать усилия, чтобы вставать, ходить. Лечение продолжалось еще год, и меня отпустили домой, дав третью группу инвалидности и поставив на учет. Но о том, чтобы иметь семью, об этом не могло быть и речи – все, кто однажды переболел туберкулезом в такой форме, не могут вступать в брак и иметь детей. Я дал расписку о согласии с условиями, которые предусматривал закон.

И вот однажды мне довелось встретить на улице девушку, которую однажды «крышевал», которая на тот момент уже ходила в церковь и служила Богу. Она и привела меня в эту же церковь. А еще через какое-то время с меня полностью сняли инвалидность, и сняли с медицинского учета.

На сегодняшний день у меня есть семья – прекрасная жена и пятимесячная дочь. Я служу Господу и благодарен Ему за все, что Он сделал в моей жизни.

Комментарий специалиста. Кунилова Валентина Ивановна, врач-терапевт: «Милиарный туберкулез – острый диссеминированный туберкулез. Это более серьезная форма заболевания, чем просто очаговый туберкулез. От него и сейчас умирают, но реже, так как диагностируют на более раннем этапе. Рустам безнадежный был, потому что на него вовремя не обратили внимания, изначально неправильно прочитали флюорографию. Это заболевание смертельное. Умирал он от выраженной интоксикации».