«Раньше я молилась Аллаху, а сегодня Иисусу Христу!»

16 Мая 2017

Альфия Агеева, г. Пермь

Бог сотворил в моей жизни много чудес, но самое главное чудо для меня в том, что из исламской веры я обратилась в христианство.

Мама с детства говорила мне, что нужно помогать старшим и молиться Аллаху. Но я не была посвященной мусульманкой, не читала Коран, так как у меня его просто не было на русском языке, а другого языка я не знала, толком молиться не умела. Но внутри у меня всегда была тяга к чему-то, я всегда обращалась к Аллаху и просила у него помощи. Я хотела понять, кто же я есть?

Дело в том, что мой младший сын, Евгений, был наркоманом. Я не знала, как ему помочь. Я обращалась к экстрасенсам, к бабкам, но чуть не погубила своего сына совсем.

От всех этих переживаний у меня на нервной почве возникло тяжелое заболевание - астма. У меня были очень страшные приступы, которые могла снять только скорая, самостоятельно я не могла с ними справиться.

В моей жизни было много тяжелых моментов. Однажды мой сын, будучи в наркотическом опьянении, чуть не спрыгнул с четвертого этажа. Мы его тогда удержали. После этого я просто завопила, воззвала к Богу, к Аллаху, хоть к кому-нибудь! У меня уже не было ни моральных, ни физических сил. Я таблетки пила уже потому, что была на грани, и петлю на шею уже один раз надевала, но ведь все равно понимала, что это грех. Я дальше взывала к Богу, сама того не осознавая, и Бог чудесным образом послал человека, который рассказал мне про Иисуса Христа и про церковь. Я его встретила, когда Женя лежал в больнице. Я шла по улице с тяжелыми сумками, от остановки было далеко. Молодой человек на машине предложил меня подвезти. Когда он узнал про мою проблему, то рассказал мне о реабилитационном центре при пятидесятнической церкви. Сказал, что там действительно могут помочь. Так я попала на служение в церковь в Перми. Сначала я пришла на собрание для созависимых. Меня выслушали с таким вниманием, что я, конечно, была поражена. Смотрю, они читают Библию, говорят про Иисуса Христа, и я немного успокоилась. Только я объяснила им, что мама, когда была жива, говорила мне, что менять веру - это большой грех, значит, к вам прийти я не могу, потому что я мусульманка. Там присутствовал пастор, они все заулыбались, и он мне говорит: «Вы идите домой и все обдумайте, насильно сюда мы никого не берем, никого не держим, у нас свободный вход и свободный выход. Однако если вы хотите своему сыну помочь, знайте, что сюда можно прийти, у нас есть реабилитационный центр, и что-то может измениться в вашей жизни». Я приехала домой и для себя решила, что туда не пойду, потому что это не для меня. Я была научена, что нельзя этого делать.

Сын продолжал колоться, а я дальше переживать за него. Тогда Бог дал мне мудрости, Он сказал: «Ну ладно, ты его просто приведи сюда потому, что у него отец был русский. Ты как бы в этом не участвуешь, просто его за руку приведешь, чтобы он там был». И вот так я с ним туда пришла, мы сидели на собрании, как раз была конференция, такое присутствие было Божье! Сын пытался уйти, говорил: «Куда ты меня привела! Ты что, хочешь, чтобы я тоже там, на сцене пел и танцевал?! Это что за церковь?» Тем не менее, до конца служения мы досидели.

Как оказалось потом, на служении Бог исцелил меня от астмы, а ведь я тогда даже и не молилась об этом, я и не покаялась ещё. В течение недели коллега по работе стала замечать, что я уже не кашляю. Я сначала сама этому значения особого не придала, а ведь болезнь меня окончательно оставила. Обычно я даже по телефону не могла разговаривать: у меня начинался сильный кашель.

Тем временем я уже отправила сына в реабцентр. Согласился он только потому, что его могли в тюрьму посадить, а друг его всю вину на себя взял, хотел, чтобы мой сын новую жизнь начал. Так его отправили в первый раз в центр реабилитации. Он пробыл там две недели и вернулся. Я смотрю, у него здоровый вид. Я так обрадовалась. Тут же он у меня попросил денег на день рождения друга, а я ему и дала с радостью. Все началось по новой. К сожалению, как оказалось, сын просто ушёл из центра, не дождавшись окончания пятимесячной реабилитации.

Но руководитель ему звонил. Мне сказали, что мало просто отправить сына в реабцентр, за него надо обязательно молиться. Я даже и не знала, что такое покаяние, и как это происходит. Надо - значит надо. Меня привели на домашнюю группу, там я покаялась. Бог меня сразу коснулся, я сильно плакала, казалось, я вся была в огне. Я не понимала, что со мной происходит, но чувствовала, что что-то произошло. На сердце стало легко и радостно. Так началась моя христианская жизнь.

Как-то вечером сын пришел домой после очередной своей вылазки, нужны были деньги, а дома брать было нечего. Я стала с ним разговаривать: «Жень, ты же понимаешь, что есть другая жизнь, посмотри, сколько ребят, у которых жизнь поменялась. Почему ты не хочешь? Давай что-то делать». Я ему объяснила, что больше денег давать не буду, и помощи ему от меня никакой не будет. Он сам знал, куда ему нужно было идти. После разговора он ушел в свою комнату, упал на пол и начал плакать. Вот так, наверное, и произошло его настоящее покаяние. Утром мы снова поехали в центр. На этот раз он пробыл там все пять с половиной месяцев. Служил там, возрастал. Я служила у себя в церкви, вела домашнюю группу.

Сын вышел из центра, но согрешил и снова упал. Получилось так, что он попал в тюрьму, два года он сидел в тюрьме. Я тем временем молилась, служила. Потом он освободился. Пока сидел в тюрьме, познакомился с девушкой. Выйдя на свободу, женился. Они переехали в город Чусовой и там начали ходить в церковь «Новое поколение». Служил в реабцентре. Когда я приезжала к нему, тоже ходила в ту церковь. Вдохнула я этого духа, приняла учение Нового Поколения, хотя совсем ничего тогда не понимала. Спустя какое-то время сын вернулся в Пермь и стал служить там. После окончания Библейских семинаров в 2010 году его направили служить в город Краснокамск. Сегодня он является руководителем реабцентра в городе Краснокамск. Я так же посещаю церковь «Новое поколение».