«…через каждые четыре часа я пил транквилизаторы…»

28 Июля 2015

Турицин Дмитрий, г. Пермь

Я хочу засвидетельствовать о чуде Божьем, о том, как сатана был реально посрамлён в моей жизни. Этот процесс длился два года – столько времени я со своими близкими и со своим пастором шёл в вере к этому дню. В понедельник, здесь, в Благовещенске, я получил чудо исцеления от Бога.

Началось всё с того, что однажды забилось сердце, холодный пот. Я зашёл в аптеку, мне дали валидол, сказали, что это сердце. Вызвали «Скорую помощь», увезли в больницу.Оказав первую помощь, меня отпустили оттуда со словами: сходи в поликлинику по месту жительства. А мы же, мужики, не любим по больницам ходить.

С тех пор это стало происходить со мной каждый день. У меня аритмия началась, необьяснимая и без видимых причин. Мама, самый близкий человек, конечно же заставила меня обратиться в больницу. Начали искать причину, положили меня в томограф, просканировали. Сказали, что по здоровью я космонавт. Десять лет наркоманского стажа, и я космонавт - это первое чудо!!!

Мне выписали таблетки, но со мной вновь и вновь происходило то же самое, опять те же приступы. В чем они заключались? В том, что «вырубается» мозг. Я понимал только то, что видел перед собой, но, на какой я улице, в каком городе, на какой планете – этого я не соображал.

Со мной живет моя восьмилетняя дочь Ева. Мы её научили: если ты видишь, что папа «на тормозе», сразу звони бабушке. То есть, она тоже в этом страхе жила. Тем более, если видела, что это происходит, когда я за рулём или ещё где-то. Особенно часто это случалось в продуктовом магазине, где много народу. У меня отключался мозг, появлялся бешеный страх в глазах, давление сразу поднималось до 180. О том, что этот панический страх имеет название в виде диагноза, мы узнали позже.

Я приходил домой и боялся оставаться с дочкой наедине. Потому что дочка пугалась, когда я был в состоянии агонии, метался по дому, хватался за все таблетки, лишь бы отпустило. А мы в лесу живём, домик на окраине, там соседей нет.

Вот она звонит бабушке, бабушка сразу в такси. И это повторялось каждый день! Были задействованы все родственники, болезнь контролировала всю семью, всех близких. Потом я слёг, вообще не мог ходить, мною овладевали постоянные страхи, постоянные приступы.

Я позвонил своему лидеру – Антону Геннадьевичу Подживотову. Это человек в огне! Когда он приехал ко мне, я уже в женской ночнушке был (в то время я находился у матери, где не было моей одежды), и мне было всё равно.

Я рассказал ему, что мне не могут поставить диагноз. Он помолился за меня и сказал: «Давай будем молиться за врачей: врачи от Бога, таблетки от Бога». Жизнь как жизнь, я это называю так.

Помолились и поехали в платную поликлинику. Они мои глаза только увидели, сразу к психиатру, видимо, так всё было запущено. Я захожу к психиатру-неврологу, лучшему специалисту в нашем городе, такой испуганный, немного потряхивает меня. Она в глаза мне посмотрела и говорит: «О, так ты своими ножками пришёл?! Обычно за такими, как ты, приезжают домой и видят два варианта - либо они забитые в углу сидят, либо с ума сходят!» Позитивная такая женщина, поддержала меня, молодец!

Врач поговорила со мной, я рассказал ей симптомы, она поставила диагноз – панические атаки головного мозга. Паника у взрослых. То есть, сначала приходят тревога, страх, но мозг не останавливает их, разгоняя этот процесс до бесконечности. Давление моментально растет, что может закончиться инсультом или реальным сумасшествием.

Выписали мне чудо-таблетки: транквилизаторы, нейролептики, на которые у меня уходило по три тысячи рублей ежемесячно в течение двух лет. Мне сказали, что через две недели я начну вставать. Я встал, но ходил медленно; если пытался идти быстрее, то терял равновесие.

Мама уговорила меня поехать в Сочи на берег моря. В поезде я страшно боялся, пил эти таблетки, мне сказали по две, я пил четыре! Приехали мы на море, меня положили, и две недели я так лежа смотрел, как все радуются, купаются, ребёнок вокруг меня бегал, а у меня текли слёзы и слюни. Я просто лежал как овощ! А ведь я пять лет профессионально занимался плаванием.

В это время за меня молилась церковь. Потом, видимо, и таблетки начали действовать. Я начал плавать в море. Нашли массажистку, она растирала мне всё тело.

Я начал двигаться, ходить, славить Бога, молиться. Я до этого не мог молиться, я молился только на языках внутри, потому что постоянно находился в состоянии страха, надо мной как будто висела плита. Передо мной постоянно были картинки – венки, гробы, даже запах формалина. Ужасно, это реально были бесы. Я не мог объяснить этого врачу, она и так на меня смотрела… Я ей говорю, что молюсь, она: «Молись, молись, это всё, что ты можешь сейчас!»

Двигательные функции нормализовались, но через каждые четыре часа я пил транквилизаторы. Если я их не пил, у меня начинался приступ, то есть, я терял контроль. Моё служение в церкви заключалось в том, чтобы посещать наркологию и молиться там за людей. Представляете, у меня в этот момент паника начинается? Я отворачиваюсь и таблетку в рот. Я начал бунтовать против Бога, начал говорить Ему: «Почему так? Я делаю для Тебя такие вещи, а Ты меня не исцеляешь!».

Я пил эти таблетки до понедельника (13 июля 2015 года – прим.ред). Здесь, в Благовещенске, я учусь в Библейской школе. И до этого дня без этих таблеток у меня прямо на уроках начинался приступ. В понедельник я получил исцеление от моего Господа.

Я стоял на молитвенном служении, пастор молился, такой кач был мощный, как всегда! Слава Богу! Когда пастор Михаил приезжает к нам в Пермь на конференцию – это такое событие, мы все готовимся, скачем. А здесь каждый день как конференция!

На 30-й день конференции (30-й день пребывания в Благовещенске – прим.ред) чудо произошло, представляете!? Слава Богу за пастора Михаила, это мощный, сильный, помазанный служитель!!!

Я стою на поклонении, а у меня деньги лежат в сумке, за квартиру надо заплатить хозяйке. И слышу голос: «Давай, жертвуй!», и второй голос: «Ты что, больной, что ли?» Я говорю: «Я больной, но я хочу быть здоровым!». Я достал деньги, а ноги не идут. Все вышли, пожертвовали, а меня не пускает. Желание есть, а выйти не могу.

Потом: «Беги!» Я побежал к жертвеннику и опередил пастора на две секунды - когда я опустил жертву, пастор в это время сказал: «Я сейчас буду молиться за исцеление больных!» И я был первый! Я бежал не на призыв к молитве об исцелении, я бежал жертвовать, чтобы стать здоровым! И я попал в эту атмосферу чудес! Бог освободил меня!

Я больше не пью таблетки, я смыл их в унитаз. Я сказал: «Отправляйтесь в голубую даль, к тому, кто их выписал. Ребята, забирайте их обратно!» Я забыл, что такое таблетки. Я люблю Бога! Я люблю Христа! Я буду служить Ему! Мой дом будет служить Ему!!!

15 июля 2015 год