Роман Лункин. Зачем государство ужесточает законодательство о религии? Новые поправки как шаг к тотальному контролю над верующими

Роман Лункин. Зачем государство ужесточает законодательство о религии? Новые поправки как шаг к тотальному контролю над верующими
16 Августа 2012

Обнародованные Минюстом РФ новые поправки к Закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» заставили экспертов задуматься о том, что же они значат и в чем же их смысл. Дело в том, что в предложенных поправках уточняются или повторяются те нормы, которые и так действуют, либо вводятся новые установки, которые можно исполнять на практике, с различной степенью произвольного толкования. Кроме того, сразу возникает вопрос – возможно, эти поправки не только психологически важное следствие покушения на руководство ДУМ Татарстана, но и подготовка почвы для более серьезного контроля за «неконтролируемой» религиозной деятельностью. В этих поправках есть нюансы, на которые многие эксперты вообще не обратили внимания, хотя в этих нюансах и скрыто нарушение свободы совести и вероисповедания, учитывая расплывчатость определения экстремизма и то, как быстро литература признается в районных судах экстремистской, а люди экстремистами.

Проект федерального закона «О внесении изменения в статью 9 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях» (08.08.2012, http://www.minjust.ru/print/2433) довольно краток. В нем утверждается следующее:

«Не может быть учредителем (участником, членом) религиозной организации:

иностранный гражданин или лицо без гражданства, в отношении которых в установленном законодательством Российской Федерации порядке принято решение о нежелательности их пребывания (проживания) в Российской Федерации;

лицо, включенное в перечень в соответствии с пунктом 2 статьи 6 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ "О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма";

религиозная организация, деятельность которой приостановлена в соответствии со статьей 10 Федерального закона от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности";

лицо, в отношении которого вступившим в законную силу решением суда установлено, что в его действиях содержатся признаки экстремистской деятельности».

Безусловно, эти поправки, скорее всего, будут приняты и никто не считает их противозаконными, наоборот, их смысл в целом самоочевиден, ведь действительно, преступники, признанные таковыми судом, не должны иметь отношения право заниматься экстремизмом на религиозной почве. Вроде бы смысл именно такой, но из буквы законопроекта, к сожалению, следует и несколько опасных моментов:

Прежде всего, это лишение права на свободу совести - организацию религиозной общины - для любого человека, кто когда-либо признавался виновным в экстремизме. Это простор для произвола, так как суды легко признают экстремистами Свидетелей Иеговы, независимых мусульман, саентологов и т.п. Кроме того, признать человека экстремистом можно и не по религиозным мотивам, а религиозной деятельностью он не сможет заниматься всю жизнь.

- лишены права на свободу совести будут все иностранцы, теперь это прописано четко и определенно, хотят ранее это было фактически запрещено. Минюст РФ и так не регистрировал в качестве учредителей иностранцев. Поправки лишь заостряют психологически важный акцент в законодательстве – никаких иностранцев в религиозной сфере не должно быть в принципе.

Решения о нежелательности пребывания иностранных граждан в России, как известно, принимаются очень быстро, еще быстрее их депортируют, а в СМИ объявляют, что вроде бы, по предположениям ФСБ, они могли быть шпионами. С таким клеймом масса иностранных миссионеров была выдворена из России в начале 2000-х годов ( более 100 человек – баптистов, евангелистов, пятидесятников, мусульман, католиков).

Под ограничения также попадут лица, включенные в перечень в соответствии с законом «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», и религиозные организации, деятельность которых приостановлена в соответствии с законом «О противодействии экстремистской деятельности».

Частично поправки повторяют положения Закона о противодействии экстремистской деятельности, в этом Законе и так прописывается, что будет с той организацией, которая признана экстремистской.

В значительной степени поправки повторяют и положения ст. 25 Закона о противодействии экстремистской деятельности, которая как раз касается ответственности граждан РФ и иностранных граждан и лиц без гражданства за осуществление экстремистской деятельности. Странно, что никто этой статьи не заметил. Помимо объявления о том, что экстремистам будет ограничен доступ на госслужбу, в статье отмечается, что фактически религиозная организация должна отмежеваться от своего руководителя или члена, если он делает экстремистские заявления или в отношении его заявлений есть решение суда. Причем, отмежеваться нужно в течение 5 дней – если этого не будет сделано, то организация может рассматриваться как экстремистская, после ее ликвидация и организация и сами ее члены и учредители становятся экстремистами.

Довольно интересно, как эти нормы будут сочетаться – если членом или учредителем будет лицо, признанное экстремистом или преступником, виновным в отмывании доходов. За это полагается штраф? Хотя, нет, по закону полагается ликвидация всей организации.

Большинство читателей законопроекта пропустили самую первую строчку поправок: «Не может быть учредителем (участником, членом) религиозной организации:…» Беспрецедентное, даже уникальное ужесточение законодательства касается не только учредителей, но и участников и членов религиозной организации. Это значит, что религиозной организации надо самой следить за потенциальными экстремистами в своей среде, избавляться от них, отмежевываться от таких людей, как от прокаженных, если в отношении них принято решение суда (не только по религиозным мотивам, но и по иным, также если верующие легализовали доходы преступным путем, то есть под это положение могут подпасть все коррупционеры – общины должны заявить, что они не являются их учредителями, членами, участниками). Подчеркнем, что участники и члены религиозной организации могут быть записаны в какие-либо списки, а могут быть просто на словах членами церквей и групп. Пока что органы юстиции и правоохранители не вправе требовать списки верующих от руководителей объединений, но логически вытекает, что это понадобиться органам власти в ближайшем будущем.

Итак, эти ограничения вводятся в законодательство в рамках общего ужесточения уголовного и административного кодексов, законов, которые касаются НКО и разного рода публичных акций.

Эти поправки, получается, являются не просто эмоциональным следствием покушения на руководство ДУМ Татарстана, а стремлением поставить на пути развития религиозных объединений дополнительные препятствия, чтобы в случае чего их можно было применить.

Также очевидно, что принятие этих поправок - это свидетельство того, что не работает Закон о противодействии экстремистской деятельности, положения которого расплывчаты и его правоприменительная практика допускает массу произвольных толкований. Вместе с тем, возможно, представителям власти и нужен именно такой закон, чтобы легче было, кого нужно быстро признать экстремистом – теперь уже следствием этого клейма будет поражение в правах.

Чрезвычайно важно, что большая часть предложенных поправок, пока что мало функциональных и дополняющих-дублирующихх антиэкстремистское законодательство, могут заработать в полную силу. Однако они заработают на полную мощь только в одном случае – если государство в лице Минюста РФ реанимируют поправки в Закон о свободе совести о регулировании миссионерской деятельности и о ликвидации в законе такой категории как «религиозная группа», даже при отсутствии строгих запретов на религиозную деятельность без регистрации, будет очевидно, что любая незарегистрированная религиозная деятельность находится вне закона. К любой религиозной группе можно будет применить весь арсенал средств, предусмотренный для «экстремистов», большинство из которых не регистрируются и специальные органы хотят их вывести на свет Божий (чтобы запретить?).

Роман Лункин,

Ведущий научный сотрудник Института Европы РАН,

Президент Гильдии экспертов по религии и праву