Епископ Константин Бендас: «Изменения в ФЗ «О свободе совести» - очередной конфуз»

Епископ Константин Бендас: «Изменения в ФЗ «О свободе совести» - очередной конфуз»
16 Августа 2012

Комментарий Первого заместителя Начальствующего епископа - Управляющего делами Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (РОСХВЕ), члена экспертного совета Комитета ГД РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций епископа Константина Бендаса к проекту внесения изменений в статью 9 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»

Проект федерального закона "О внесении изменения в статью 9 Федерального закона "О свободе совести и о религиозных объединениях" размещен на сайте Министества Юстиции РФ 8 августа

На мой взгляд, данный законопроект в таком виде абсолютно «не проходной». К сожалению, налицо ситуация, когда проблемы сложившиеся в религиозной сфере в отдельно взятой республике, Татарстане, пытаются разрешить используя федеральное законодательство и делают это не очень умело. По всей видимости, разработчики законопроекта люде не вполне компетентные, не понимающие ни буквы, ни духа Закона «О свободе совести». Странно, что на это не указали в Минюсте России. Спишем на лето, наверное, все сотрудники профильного департамента, профессионализм которых вне критики, находились в отпуске. А пока очередной конфуз выставлен на всеобщее обозрение на официальном сайте Министерства юстиции РФ в разделе «антикоррупционная экспертиза».

Разберем предлагаемые изменения по пунктам. Прежде всего, в соответствии с действующим законом «О свободе совести и религиозных объединениях», ст.9 п.1. «учредителями местной религиозной организации могут быть не менее десяти граждан Российской Федерации». Централизованные религиозные организации учреждаются тремя или более местными религиозными организациями, а образовательные и прочие учреждения учреждаются местными или централизованными. Таким образом учредить религиозную организацию могут только граждане России. Никакой иностранный гражданин, даже имеющий вид на жительство и не может учредить религиозную организацию. Зачем запрещать тем, кому и так не разрешено?

Далее. Инициаторы предлагают ввести запрет для иностранных граждан и лиц без гражданства, совершивших ранее определенные преступления, быть участниками или членами религиозной организации. Данное требование априори невыполнимо, так как закон не дает никакого определения кто такие «член» и «участник» религиозной организации. Является ли участником организации человек постоянно посещающий богослужения? А участвующий в религиозных обрядах (таинствах) и церемониях организации? А наемный сотрудник религиозной организации? А прохожий, зашедший в храм, дацан, молитвенный дом, мечеть, синагогу? А сам священнослужитель данной конфессии? В общем, вновь конфуз и возможность для злоупотреблений. Обычно вопросы членства человека в той или иной общине решает и регламентирует своими внутренними установлениями сама религиозная организация. У кого-то это обстоятельный путь знакомства, обучения, посвящения и воцерковления, у других достаточно быть формальным прихожанином или даже просто принадлежать к определенной этническо-религиозной группе. Формально любой человек посетивший богослужения той или иной религиозной организации может быть причислен к её участникам. Но, ни у какой религиозной организации, ни у какого священника нет полномочий допрашивать и требовать справочку от кандидата в члены о том, что он, например, не занимался в прошлом легализацией (отмыванием) доходов, полученных преступным путем. Церковь это не полиция, не следственный комитет и даже не миграционная служба. Я легко представляю, в случае принятия законопроекта, требования от правоохранительных органов общинам ежегодно (или ежемесячно) представлять списки всех участников и членов религиозной организации и справки об отсутствии в их рядах иностранных экстремистов, террористов и «отмывателей доходов».

В случае принятия данных изменений, более всего от них пострадают организации Традиционной Буддийской сангхи России, где значительная часть монахов и священнослужителей - граждане другого государства, люди, приглашенные из Тибета. Во вторую очередь пострадают представители иудаизма. Там также значительное количество раввинов являются гражданами других государств, по большей части Израиля. На российское протестантское сообщество подобные изменения никак не повлияют.

По сути, данный законопроект своего рода «мыльный пузырь», перекладывание проблемы «с больной головы на здоровую». Его принятие никак не повлияет на реальных экстремистов и террористов, но серьезно может осложнить жизнь законопослушным религиозным организациям и даст новые возможности для злоупотреблений со стороны различных контролирующих, проверяющих и правоохранительных органов.